Menu

Осип Мандельштам Возьми на радость из моих ладоней Немного солнца

0 Comment

Можешь мне не верить, но полностью ликвидировать все свои страхи не просто можно, но и совершенно выполнимо. Узнай каким образом сделать это самостоятельно и начать жизнь без страха!

Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Мандельштам Кому не на что надеяться, тому не в чём отчаиваться. Сенека Зачем уснувшего будить в тоске бессильной? К чему шептать про свет, когда кругом темно … А. Фет Надежда живёт даже у самых могил. Гёте В мире, где малейший луч света угас, даже боль и страдание, утратив своё подлинное значение, кажутся просто скверными шутками и злыми проделками. Франс … человек, переживший безнадёжность, ни за что не согласился бы не иметь в прошлом этого переживания. Шестов Не поправить дня усильями светилен… Б. Пастернак Чем безнадёжней, тем как-то проще… И.

Возьми на радость из моих ладоней ... Поэт Осип МАНДЕЛЬШТАМ

Невзрачное сухое ожерелье Стихи вместо музыки в машине - прекрасно, но рискованно. Можно слушать месяцами, слушать, слушать - и вдруг услышать. Внезапно, ни с того ни с сего, совпадаешь вибрацией - и сердце ухает в пропасть, как тот мост под солдатскими сапогами, и глаза затапливает в секунду, как тот торпедированный трюм. А ты при этом, положим, выезжаешь на ТТК.

Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха Помнишь, три года назад, когда еще .

Ни одно слово не лучше другого, Земля гудит метафорой, В броской упряжи густых от натуги птичьих стай Разрываются на части, Соперничая с храпящими любимцами ристалищ. Трижды блажен, кто введет в песнь имя; Украшенная названьем песнь Она отмечена среди подруг повязкой на лбу, Исцеляющей от беспамятства, слишком сильного одуряющего запаха, Будь то близость мужчины, Или запах шерсти сильного зверя, Или просто дух чобра, растертого между ладоней.

Воздух замешен так же густо, как земля: Из него нельзя выйти, в него трудно войти. Шорох пробегает по деревьям зеленой лаптой, Дети играют в бабки позвонками умерших животных. Хрупкое летоисчисление нашей эры подходит к концу. Спасибо за то, что было: Я сам ошибся, я сбился, запутался в счете. Эра звенела, как шар золотой, Полая, литая, никем не поддерживаемая, На всякое прикосновение отвечала"да" и"нет".

Страх не так ужасен как кажется :) Реальный способ полностью избавиться от своих страхов находится тут. Нажми по ссылке и прочитай как.

Поиск Лекций Как он преодолел свой страх Предыдущая 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 Следующая Я объяснил ему, что его подсознание представляет собой сокровищницу его памяти, в которой заботливо хранится все, что он услышал и прочел во время учебы в медицинском институте. Далее я убедил его в том, что подсознание способно реагировать и готово реагировать на его просьбы, но для этого необходимы вера, а также умственное и физическое расслабление.

Поле этого он начал представлять себе каждый вечер и каждое утро, как его мать поздравляет его с прекрасными успехами. В своем воображении он держал в руке письмо от нее. Как только он живо представил себе этот счастливый конец, он вызвал соответствующую реакцию.

Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи.

Арбениной озьми на радость из моих ладоней Немного солнца и немного меда, Как нам велели пчелы Персефоны. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучий лес Тайгета, Их пища - время, медуница, мята.

Возьми ж на радость дикий мой подарок, Невзрачное сухое ожерелье Из мертвых пчел, мед превративших в солнце.

Лейтон Эдмунд

Возьми на радость из моих ладоней Немного солнца и немного мёда, Как нам велели пчёлы Персефоны. Нам остаются только поцелуи, Что умирают, вылетев из улья. Возьми ж на радость дикий мой подарок — Невзрачное сухое ожерелье.

лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в Когда Психея -жизнь спускается к теням. Паденье - неизменный спутник страха. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучи Тайгета.

Милый друг, иль ты не чуешь, Что одно на целом свете - Только то, что сердце к сердцу Говорит в немом привете? Бессонными ночами Давно замкнулся я в недостижимый круг, — И только ты один, легчайшими руками Ты разорвёшь его, мой тайный, дальний друг. Я жду, и жизнь моя темна, как смутный бред, Толпятся чудища перед заветным кругом, И мне грозят они и затмевают свет, И веют холодом, печалью да испугом.

Мне тяжко без тебя, вся жизнь моя, как бред. Сгорает день за днём, за ночью тлеет ночь, — Мерцает впереди непостижимым светом Гора, куда взойти давно уж мне невмочь. О, милый, тайный друг, поверь моим обетам И посети меня в тоскующую ночь. Повсюду вижу Одну тебя, — и ненавижу Очарования земли. Людские чужды мне восторги, Сраженья, праздники и торги, Весь этот шум в земной пыли. Твоей сестры несправедливой, Ничтожной жизни, робкой, лживой, Отринул я издавна власть.

Не мне, обвеянному тайной Твоей красы необычайной, Не мне к ногам её упасть. Не мне идти на пир блестящий, Огнём надменным тяготящий Мои дремотные глаза, Когда на них уже упала, Прозрачней чистого кристалла, Твоя холодная слеза. Им жизнь я создаю Я всё уединенное, Неявное люблю. Я — раб моих таинственных, Необычайных снов

Неоткрытые острова

Небо тусклое с отсветом странным — Мировая туманная боль — О, позволь мне быть также туманным И тебя не любить мне позволь. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина — дремучий лес Тайгета, Их пища — время, медуница, мята.

не превозмочь в дремучей жизни страха и они шуршат в прозрачных дебрях ночи И все вместе — и день и ночь: дремучий ЛЕС. Итак, что же.

Возьми на радость из моих ладоней Арбениной] Возьми на радость из моих ладоней Немного солнца и немного меда, Как нам велели пчелы Персефоны. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучий лес Тайгета, Их пища - время, медуница, мята. Возьми ж на радость дикий мой подарок, Невзрачное сухое ожерелье Из мертвых пчел, мед превративших в солнце.

Рейтинг топ блогов рунета

У нас вы можете бесплатно скачать произведения по классической литературе в удобном файле-архиве, далее его можно распаковать и читать в любом текстовом редакторе, как на компьютере, так и на любом гаджете или"читалке". Мы собрали лучших писателей русской классической литературы, таких как:

Страх — верный страж, позволяющи приспособиться к миру: «Не превозмочь в дремучей жизни страха», — читаем мы у Осипа.

О, где же вы, святые острова, Где не едят надломленного хлеба, Где только мед, вино и молоко, Скрипучий труд не омрачает неба И колесо вращается легко? О них Мандельштам должен был узнать еще на школьной скамье А может в творческой памяти Мандельштама отложились и строки Майкова из стихотворения У храма года: Это идут они с жертвенниками к Вакху! Роз, молока и вина молодого, Меду несут и козленка молочного тащут О дочерях Пандарея, оставшихся сиротами, рассказывается: Если Мандельштам вообще что-то вспоминал, то скорее всего эти строки из перевода Жуковского: , Здесь рассказывается об Елисейских полях, куда, по слову Протея, будет перенесен богами Менелай: Ты не умрешь и не встретишь судьбы в многоконом Аргосе .

Успех после успеха, Карнаух И.И. - Коучинг. — страница 57

Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Мохнатые, как маленькие пчелы, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучий лес Тайгета, Их пища - время, медуница, мята. Возьми ж на радость дикий мой подарок, Невзрачное сухое ожерелье Из мертвых пчел, мед превративших в солнце.

Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. И сразу же гостя окатывают темным.

Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучий лес Тайгета, Их пища - время, медуница, мята. Возьми ж на радость дикий мой подарок, Невзрачное сухое ожерелье Из мертвых пчел, мед превративших в солнце.

на полях ( для всех)

По истечении срока действия авторских прав, в России этот срок равен ти годам, произведение переходит в общественное достояние. Это обстоятельство позволяет свободно использовать произведение, соблюдая при этом личные неимущественные права — право авторства, право на имя, право на защиту от всякого искажения и право на защиту репутации автора — так как, эти права охраняются бессрочно. Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.

Если Вы считаете, что Ваши права нарушены, - немедленно свяжитесь с автором сайта.

Так не старайся быть умнeй,. В тебe все прихоть, О луговинe той, гдe время не бeжит. И Евхаристiя, как Не превозмочь в дремучей жизни страха.

В спальне тают горы Голубого дряхлого стекла. Только в пальцах - роза или склянка, Адриатика зеленая, прости! Что же ты молчишь, скажи, венецианка, Как от этой смерти праздничной уйти? Черный Веспер в зеркале мерцает, Все проходит, истина темна. И Сусанна старцев ждать должна. Навстречу беженке спешит толпа теней, Товарку новую встречая причитаньем, И руки слабые ломают перед ней С недоумением и робким упованьем. Кто держит зеркальце, кто баночку духов, - Душа ведь женщина, ей нравятся безделки, И лес безлиственный прозрачных голосов Сухие жалобы кропят, как дождик мелкий.

И в нежной сутолке не зная, что начать, Душа не узнает прозрачные дубравы, Дохнет на зеркало и медлит передать Лепешку медную с туманной переправы. Слепая ласточка в чертог теней вернется На крыльях срезанных, с прозрачными играть.

Возьми на радость из моих ладоней...

Одно из моих любимейших не только у О. Сестры — тяжесть и нежность — одинаковы ваши приметы. Медуницы и осы тяжелую розу сосут. Песок остывает согретый, И вчерашнее солнце на черных носилках несут. Ах, тяжелые соты и нежные сети, Легче камень поднять, чем имя твое повторить!

ваше любимое стихотворение не обязательно Бродского - Page 2. не бродский например · f . Не превозмочь в дремучей жизни страха.

Суббота, 25 Августа Года Одно туловище, одна шея, но четыре руки и четыре ноги и признаки обоих полов. Они словно срослись спинами. Однако ревнивые греческие боги заметили, что благодаря четырем рукам это существо работает больше, а два лица, глядящие в разные стороны, позволяют ему быть всегда настороже, так что врасплох его не застанешь, а на четырёх ногах можно и долго стоять, и далеко уйти.

Но самое опасное — будучи двуполым, ни в ком оно не нуждалось, чтобы производить себе подобных. И Зевс, верховный олимпийский бог, сказал тогда:

Осип Мандельштам - Возьми на радость из моих ладоней

Жизнь без страха не только возможна, а абсолютно достижима! Узнай как это сделать, кликни тут!